Министерство культуры заявило о готовности повысить госпошлину за прокатное удостоверение для фильмов с 3,5 тыс. до 5 млн рублей. О том, что ведомство готовит соответствующий законопроект, стало известно 30 мая. Директор департамента кинематографии Минкультуры Вячеслав Тельнов заявил, что при получении прокатного удостоверения все будут платить эту сумму, но российским производителям эти деньги будет компенсировать Фонд кино. Президент фестиваля документального кино «Артдокфест», режиссёр Виталий Манский рассказал The Insider о том, как эта мера уничтожит альтернативный прокат, зачем на самом деле государству новые поборы и почему стоит ожидать запрета интернета в России.



За подобными инициативами стоит задача — полное подчинение, цензурирование и, по сути, упразднение рынка. Они пытаются за счет внешних средств и дополнительных поборов за лицензию решить экономические проблемы внутри страны. Мы знаем, что в этом году Министерство культуры на 50% секвестировало поддержку всего игрового кинематографа, и у этого, очевидно, есть причина — в стране заканчиваются деньги, и разговоры о преодолении кризиса — это, мягко говоря, лукавство. Власти хотят собрать деньги с крупных, прежде всего, голливудских компаний за вход на рынок и перераспределить их среди своих грантополучателей, чтобы на них те создавали патриотическое кино в компании «Мединский продакшн». Это очень заметные процессы.

Read more... )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Губернатор Орловской области Вадим Потомский, прославившийся тем, что установил в Орле первый в России памятник Ивану Грозному, предложил ввести интернет-фильтр, который оградил бы всех от «ненужной информации». По мнению Потомского, инициативы депутата Госдумы Ирины Яровой о введении уголовной ответственности за склонение к самоубийству недостаточно. Яровая выступила с этой инициативой на фоне активности так называемых «групп смерти» в социальных сетях, а он советует ввести для Сети некие «фильтры»: «Я считаю, что нам в России пора задуматься о включении определенных фильтров. Не должен быть интернет настолько доступен. Потому что грязи в интернете очень много. И не только касаемо детей, а в принципе грязи. Можно говорить о свободе слова, но существуют какие-то рамки – приличия, дозволенности. Сегодня за эти рамки начали выходить. Интернет кишит грязью. Я считаю, что нам нужно думать, как устанавливать фильтры, чтобы наши дети не поглощали ненужную для них информацию».


Вадим Потомский / "Орловские новости"

Read more... )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky

«Ведомости» сегодня сообщили о разработке нового законодательства, по которому государство сможет заставить интернет-провайдеров замедлять доступ к ресурсам, владельцы которых не идут навстречу ФСБ и Роскомцензуре в выполнении требований чекистского законодательства. Прежде всего, речь идёт о первом и втором «пакетах Яровой», то есть о предоставлении чекистам доступа к переписке и данным пользователей, о переносе серверов в Россию, содействии в блокировке сайтов и т.п.

Главные нарушители известны: это Google, Facebook, Twitter. Они как не шли навстречу Роскомцензуре в прежние годы, так и подавно не захотят под крыло ФСБ при нынешней озабоченности Америки проделками этой организации. Соответственно, доступ может быть замедлен не только к их головным сайтам, но и к дочерним площадкам — Gmail, YouTube, Google Docs, Instagram. Как конкретно будет осуществляться замедление, «Ведомостям» выяснить не удалось: подготовка законопроекта ведётся в обстановке секретности.

Но сдаётся мне грешным делом, что проблема у запрещалкиных — та же, что и в 2012 году, когда они впопыхах принимали 139-ФЗ о блокировке нежелательных сайтов. Решение было чисто политическое, цензурное (с отчётливой коррупционной составляющей), и техническая мысль за ним не поспевала. Сразу же было ясно, что чем больше сайтов будет по этому закону заблокировано, тем выше станет грамотность российских пользователей в вопросах обхода блокировок. Тогда же матрас-партизан Железняк анонсировал подготовку законопроекта, который запретит в России все анонимизаторы, прокси-серверы, защищённые соединения и прочие козни ЦРУ. Но с тех пор прошло 5 лет, а обещанным законодательством так по сей день в России и не запахло. А даже если б сподобились принять нечто подобное — оно всё равно бы так никогда и не заработало.

Думается, что и новая придумка с избирательным замедлением доступа к «нехорошим ресурсам» упрётся в ту же самую проблему.
Хотелок много, а умелки на нуле.

Единственное решение, которое доступно простой реализации — замкнуть весь внешний входящий траффик на один ростелекомовский кабель, а затем его нафиг отключить с помощью топора или рубильника. Вот тут действительно ума не надо. Но это решение политическое, не в компетенции ФАСа, Минсвязи и Госдумы. Покуда сверху нет на это отмашки, руки у запрещалкиных связаны. И всё, на что хватает их технической смекалки — пустые разговоры о том, как бы половчей этим буржуинам под дверью на коврике нагадить.

Московский городской суд признал законным решение Останкинского суда Москвы об уничтожении тиража газеты «Ведомости», об этом сообщает «Интерфакс». В публикации газеты утверждалось, что топ-менеджер «Роснефти» строит загородный дом возле санатория «Барвиха» на Рублевке.

Таким образом решение Останкинского суда, вынесенное 16 сентября, вступило в законную силу. «Ведомости» должны будут уничтожить оставшийся тираж газеты от 20 июля 2016 года.

В этом номере была напечатана статья «Сечин вьет гнездо в Барвихе», ставшая поводом для суда между главой «Роснефти» и газетой «Ведомости». Редакция также должна будет удалить со своего сайта электронную версию материала. Претензий по компенсации материального ущерба Сечин не выдвигал.

В расследовании газеты «Ведомости» сообщалось, что глава «Роснефти» Игорь Сечин собирается построить дом в подмосковной Барвихе на площади в три гектара. Стоимость этого земельного участка издание оценило в 60 миллионов долларов. По мнению представителей истца в суде, «Ведомости» нарушили конституционные права Сечина о тайне частной жизни, раскрыв сведения о его семье, отношениях с бывшей женой, информацию о детях и их имуществе.

Представители «Ведомостей» в суде утверждали, что получили данные из открытых источников — выписок из Росреестра и других документов.

«Ведомости» нашли владения семьи Сечина в Барвихе стоимостью более $100 млн. Обсуждаем с автором расследования


https://tvrain.ru/news/sud_objazal_vedomosti_unichtozhit_tirazh-421340/

Комментировать блокировку LinkedIn в России мне не хочется совершенно.
Мне кажется, что тут, во-первых, всё предельно ясно, а, во-вторых, я уже сто раз писал об общей логике, которая за этой историей стоит.
Но, поскольку читатели постоянно об этом просят — даже в комментариях под мадоннами Беллини, кошечками и покемонами — обозначу тезисно важные пункты.

1. В России за последние 4 года принят огромный ворох федеральных законов, создающих предпосылки для блокировки абсолютно любых соцсетей, отечественных и зарубежных, в любой день, на любой срок, по любой причине, а также и вообще без причин и без сроков — например, по одному звонку заместителя генерального прокурора в Роскомнадзор. Когда на стене висит такое количество ружей, то все, разумеется, ждут, что рано или поздно одно из них выстрелит. Блокировка LinkedIn и есть тот самый выстрел.

2. Российские законы никого, никогда и ни к чему не обязывают. В первую очередь, они ни к чему не обязывают власть. Если власти потребуется, она безо всяких законов предпримет любую запретительную меру. Так что нет решительно никакой связи между содержанием тех законов, что приняты Думой VI созыва, и фактическим событием блокировки тех или иных сетей, платформ, сайтов и сервисов.

3. Вопрос о запрете в России таких платформ, как Twitter, Facebook, YouTube или ЖЖ — функция чисто политического решения, которое может принять ровно один человек. Когда он его примет, блокировка случится немедленно. Покуда он его не принял, ведущие площадки для Роскомнадзора неприкосновенны. Что творится в голове у этого человека, и какие доклады влияют сегодня на формирование его мнения, гадать бессмысленно. С уверенностью мы можем лишь констатировать: пока что крупнейшие площадки действуют, значит решение об их закрытии он ещё не принял. Что по этому поводу думают и говорят пешки в Госдуме, Совфеде или Минкомсвязи — совершенно безразлично. Если они там по этому поводу что-то заявляют, или принимают нормативные документы, всё это нужно лишь затем, чтобы привлечь к себе внимание и заработать номенклатурные очки лично для себя. Для оценки ситуации нужно смотреть не на слова, а на дела.

4. Роскомнадзор — бюрократическая российская организация, которая действует и мыслит себя в логике палочной системы, как любое другое карательное ведомство. Поскольку принимаются законы о блокировках и цензуре, Роскомнадзор обязан постоянно рапортовать об их выполнении. При этом Twitter, Facebook и другие крупные зарубежные площадки в открытую плюют и на несуразные требования к ним, содержавшиеся в «первом пакете Яровой» (он же 97-ФЗ), и на угрозу блокировки. Это ставит цензурное ведомство в несколько дурацкое положение. По не зависящим от него причинам оно не может отчитаться о репрессиях против крупнейших нарушителей 97-ФЗ. Все это видят, все это обсуждают, площадки на цензуру плюют, а публика откровенно зубоскалит.

Эти страдания чиновников длятся уже более двух лет. Всё это время посильную психотерапевтическую помощь терпилам оказывали издания дружественного Роскомнадзору медиахолдинга, публикуя регулярные вбросы о том, как в Москву на поклон прибывают всё новые эмиссары заокеанских площадок. Будто бы ведутся какие-то переговоры, достигнуто взаимопонимание, есть планы по выполнению 97-ФЗ субъектами калифорнийского права… Всё бы хорошо, но каждая такая новость, не получив продолжения, лишний раз доказывала беспомощность Роскомнадзора, не получившего отмашки для серьёзных репрессий, предусмотренных в законодательстве для иностранных нарушителей.

5. Именно в контексте этого ведомственного батхерта и следует рассматривать блокировку LinkedIn. Придумалась одна иностранная соцсеть, номинально охватывающая в России 2,6 млн пользователей, а по факту такая же здесь невостребованная, как и её доморощенный аналог, принадлежащий Яндексу МойКруг. И в отношении этой сети решили устроить показательные репрессии, на которые, с одной стороны, не нужно испрашивать высочайшего дозволения, а с другой — жертва до такой степени малозаметна в России, что никакого серьёзного потрясения её запрет здесь не вызовет. Зато во всём западном мире, где эта соцсеть считается мегакрутой, сверхпопулярной и супервлиятельной, новость о запрете гарантированно спровоцирует и шумиху в прессе, и реакцию со стороны крупнейших игроков. И вся эта шумиха радостно ретранслирует обратно в Россию со ссылками на BBC и CNN (чисто для справки: иллюстрация к этому посту — скриншот из эфира ливанского телеканала Аль-Манар). Это докажет высокому силовому и кремлёвскому начальству, что чиновники Жаров, Ксензов и Ампелонский не зря едят государственный хлеб. По-моему, ход совершенно гениальный, в строгом соответствии с пастернаковским заветом: «ничего не знача, быть притчей на устах у всех».

6. Важно понимать, что от блокировок LinkedIn в России не пострадал на сегодняшний день ни один человек, будь то нынешний или будущий пользователь запрещённой соцсети. И дело тут не только в том, что разница между запрещённым и не запрещённым в России сайтом — ровно один клик на иконку приложения FriGate, установленного миллионами россиян ещё после блокировки RuTracker. В случае с LinkedIn всё ещё смешней. Два важнейших канала взаимодействия между соцсетью и её участниками — её электронная почтовая рассылка и приложение для мобильных платформ. Ни то, ни другое блокировке не подлежит по определению. Письма с важной и персонализированной информацией от LinkedIn как приходили подписчикам, так и будут доставляться им впредь. Приложение LinkedIn как было доступно в AppStore и Google Play — так оно и останется доступно. А если сыщется в России какой-то такой оригинал, которому в этой жизни ничто не мило, кроме доступа через настольный браузер, то этот чудак успел поставить себе FriGate, или наладить доступ в Интернет через прокси ещё тогда, когда в стране первый раз блокировали Википедию.

В свете всего вышеизложенного я не считаю блокировку LinkedIn в России сколько-нибудь значимым событием, и даже не думаю, что она приведёт к очередному всплеску популярности прокси-сервисов, как обещал Варламов. Полагаю, что охват осмысленных российских пользователей такими сервисами за последние 4 года достиг уже точки насыщения. А LinkedIn — это вам не Одноклассники, это сеть для профессионалов, так что для её пользователей вопрос об обходе блокировок не должен был представлять никакой сложности изначально.

Тут есть ещё один интересный аспект — о юридической состоятельности тех требований, которые российские силовики предъявили к LinkedIn. А именно — про локализацию персональных данных. Но это — тема для совершенно отдельного поста, который я вскорости напишу, и тут залинкую.

Update: упомянутый выше Максим Ксензов просил уточнить, что с конца прошлого года не работает в Роскомнадзоре, в связи с трудоустройством на высокую должность в НМГ. Так что к нынешнему запрету LinkedIn автор мема про блокировку Twitter или Facebook в России «за несколько минут» уже не имеет отношения, да и государственного хлеба он больше не ест. Просьбу исполняю, но из песни слов, как известно, не выкинешь. Именно Ксензов — в интервью тем самым «Известиям», владельцем которых является его новый работодатель, произнёс исторический монолог о простоте и безболезненности блокировки в России крупнейших международных площадок:

Мы завтра же можем в течение нескольких минут заблокировать Twitter или Facebook в России. Мы не видим в этом больших рисков. Если в какой-то момент мы оценим, что последствия от «выключения» социальных сетей будут менее существенными по сравнению с тем вредом, который причиняет российскому обществу неконструктивная позиция руководства международных компаний, то мы сделаем то, что обязаны сделать по закону.

По-моему, совершенно естественно вспоминать имя Ксензова в связи с блокировкой соцсетей в России — даже если он однажды перейдёт на работу в Фейсбук, Госдеп или Общество защиты Интернета.
Министр культуры России Владимир Мединский и глава театра «Сатирикон» Константин Райкин принесли друг другу извинения за «излишнюю эмоциональность». Такое сообщение распространили СМИ, основываясь на пресс-релизе Минкульта. Представители «Сатирикона» опровергли его.


Коллаж: Заместитель министра культуры Александр Журавинский и директор «Сатирикона» Анатолий Полянкин.

Информация о якобы состоявшемся обмене извинениями между Мединским и Райкиным появилась в печати после встречи представителей театра и руководства ведомства. В сообщении пресс-службы Минкульта, опубликованном по итогам встречи, говорилось, что во встрече участвовали сам глава ведомства, его заместитель Александр Журавинский и директор «Сатирикона» Анатолий Полянкин. Далее в закавыченной части текста, которая если и является цитатой, то без указания, чьей именно (предположительно – Журавинского), было сформулировано следующее:

«Коллеги из «Сатирикона» посчитали несправедливой нашу оценку экономической ситуации, мы не готовы признать справедливой их оценку финансового состояния театра и претензии в цензуре. Однако после спокойного обсуждения и разговора Министра культуры с Константином Аркадьевичем, мы все посчитали, что инцидент исчерпан и непонимание преодолено.»
Read more... )

Самое большое заблуждение, которое вскрылось при обсуждении истории вокруг заявления Константина Райкина о недопустимости цензуры в искусстве, заключается в том, что еще кто-то верит (или хочет показать, что верит) в возможность полностью независимой от этого государства культурной и общественной деятельности внутри страны. "Откажитесь от госфинансирования и ставьте ваши спектакли за свой счет, и у вас не будет никаких проблем!" - твердят как заведенные проплаченные боты. Но ведь это и есть самая наглая ложь. Я даже не собираюсь повторять то, на что уже указали многие, но лучше всех это сделала Ирина Прохорова, сказавшая: "В современном обществе, если государство помогает, то помогает развитию культуры, никак не вмешиваясь в контент..." (Читать подробнее здесь).



Read more... )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Райкин против цензуры. Звягинцев за Райкина, значит тоже  против цензуры.

РАЙКИН


Read more... )
Участники содружества ветеранских организаций Санкт-Петербурга и Ленинградской области под названием «За други своя» призвали Роскомнадзор и прокуратуру региона закрыть для россиян доступ к платформе для размещения петиций Change.org, а также привлечь ее организаторов к ответственности за сбор персональных данных граждан России. Рассказывает инициатор запрета ветеран Валентин Боцвин: «Большинство граждан РФ, которые занимают социально-активную позицию, даже представления не имеют, где находится сайт Change.org, для меня это было с какого-то времени открытием, что этот сайт не просто за пределами Российской Федерации, а находится, как принято сейчас говорить, у наших «партнеров». То, что мы как граждане России оставляем свои личные данные на этом сайте, не есть хорошо, это как минимум противоречит законам РФ, что само по себе вас наводит на мысль: а почему петиции, которые создают активные люди, полностью контролируются нашими западными партнерами? Нужно создавать собственный ресурс, собственную площадку, на которой эти петиции будут создаваться. И вторая часть: никто не может проконтролировать честность этого голосования. Есть сомнения в объективности голосований, которые производятся по целому ряду политических, как правило, вопросов. Речь не идет о защите слонов в Африке, каких-то теплых течений в Антарктиде, но во всех политических вопросах, так или иначе, просматривается определенная тенденциозность. И мы планируем запустить петицию такую, как продолжение акции, связанной с Change.org, предложим закрыть Change.org на территории Российской Федерации. Посмотрим, как этот эксперимент закончится».



Одной из последних самых громких петиций, размещенных на портале Change.org, стал призыв к отставке российского премьера Дмитрия Медведева, который уже собрал более 277 тысяч подписей. Петиция появилась после высказанного Медведевым совета преподавателям, которым не хватает денег, перерабатывать или уходить в бизнес.

Отсюда

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Оригинал взят у [livejournal.com profile] dolboeb в РБК и грустный сценарий от Кашина
Кашин в Телеграме пишет про развитие ситуации с РБК:

РБК же никто не закрывает. Сейчас найдут компромиссного главреда с репутацией неупыря (Прохорову на заметку — Леша Воробьев как раз ищет работу, он на Ъ-фм был в такой роли, приличный человек на должности главреда после разгрома), и он даже опубликует какое-нибудь расследование, и многие скажут, что все не так плохо.
Кому будет куда уйти, те уйдут, конечно. Два человека в Медузу, два в Ъ и один на Дождь. На каждого ушедшего придется по три оставшихся, они будут работать, говорить, что все не так плохо, и обижаться, когда кто-то скажет об РБК в прошедшем.
Но и они постепенно будут уходить, многие уйдут через полгода с компромиссным главредом (он всегда ненадолго приходит). И понятно куда уйдут - ТАСС, РИА, ВГТРК. Рабочих мест для журналистов сейчас реально сильно больше, чем пять лет назад.
Такова моя телега.


Меня в истории с РБК удивляет ровно одно: почему их начали плющить только сейчас. Я Молибогу такое развитие событий предсказывал больше полутора лет назад, когда установка новой редакции на полное и категорическое бесстрашие, в духе изначальных «Ведомостей», стала очевидна любому, даже самому стороннему и далёкому от дел наблюдателю. Сегодня в России такого никто не станет терпеть, вас разгонят, сказал я Молибогу, прочитав очередной репортаж из тех, что уже ни в каком Коммерсанте и ни в какой Газете.Ру в ту пору не могли появиться в силу понятных самоцензурных ограничений. Ответ Николая приводить здесь не буду, поскольку разговор был приватный. Но с читателями этого ЖЖ я своими опасениями тоже делился, и дело было в октябре 2014.

Что же касается телеги Кашина, она выглядит логично, поскольку опирается на опыт дюжины других разогнанных за последние 15 лет редакций, от ТВ до Интернета. Но хочу напомнить, что в наши дни есть и совершенно другие пути для русскопишущего журналиста и вообще гуманитария, кроме работы батраком в одной из уцелевших благодаря самоцензуре московских редакций. Можно вести автономный блог (у Кашина он, к примеру, есть), преподавать, заниматься интернет-предпринимательством, писать и переводить книги, собирать новую редакцию из обломков старой, как сделала Медуза. Под грамотно составленную смету или бизнес-план можно и сегодня найти инвестицию, хоть это и сложно сделать — но так же можно, если у тебя есть имя, бренд и репутация, выйти на краудфандинговую площадку и предпродать читателям любой свой будущий продукт. Разумеется, при условии, что они его захотят, поверят в осуществимость и не впадут в ступор от затребованных сумм. И не надо мне говорить, что краудом не окупается даже Кольта. Никто не сказал, что 100% финансирования, привлекаемого на краудфандинговых площадках, обязано поступать именно по копеечке через посредника. Родоначальник жанра, американский Kickstarter, доходчиво всем объяснил, что площадка одинаково пригодна для привлечения как мелких backers, так и серьёзных инвесторов. Если кто-то, увидав ваш проект на Планете.Ру, захочет вложить в него 10.000 долларов, то он не только не захочет, но и физически не сможет просовывать эту котлету в узкую щель стандартного крауда, платя за это конскую комиссию. Он свяжется с вами напрямую, и так же инвестирует. Ящик для прямой связи с создателями проекта есть в профайле любой кампании на Planeta.Ru и во всяком аналогичном сервисе. Ибо любая краудфандинговая площадка устроена как соцсеть.

Пессимистический сценарий от Кашина — это история про лягушку, которая не дёргала лапками. Но взбивать молоко в масло никому не возбраняется, и это более интересный сюжет, чем «звенья грёбаной цепи» и поиски такой редакции, которую ещё не успели закрыть.
Покуда я тут наслаждаюсь архитектурой и живописью Венеции, из Минкомсвязи поступили победная реляция. Полный и окончательный чебурахинг Рунета удастся завершить к 2020 году. К этому времени 99% всего траффика в русском Интернете будет внутрироссийским. Оставшийся 1%, видимо, придётся на долю тех собратьев по Таможенному союзу, которые используют российский кабель в качестве транзитного аплинка во внешний мир. Подразумевается, что все Живые журналы, Фейсбуки, Твиттеры и Гуглы полностью перенесут свои серверы в Россию. Чтобы их траффик из международного стал внутрироссийским, переносить под крыло ФСБ им придётся не только персональные данные пользователей из РФ, как требует недавно принятый «антитеррористический» закон, а идентичные зеркала всего сервиса, включая учётные записи всех их иностранных подписчиков. Если же кто-нибудь вдруг не согласится с таким требованием (а не согласится примерно вообще никто), то см. 97-ФЗ. Цифра в 1% не предусматривает трансграничного доступа к Мордокниге, Инстаграму, YouTube и даже Telegram, учитывая рост доли и объёма мультимедийных сообщений в структуре его траффика.

Мне кажется, комментировать тут особенно нечего. Мягко, но вполне доходчиво всё это оголтелое законотворчество объяснил 5 недель назад интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев. Просто процитирую его выступление на недавнем шабаше «Лиги безопасного Интернета» по вопросу скорейшего внедрения в России туркменской модели управления глобальной Сетью.

— Сейчас существует такая религия — интернет. До того момента, пока она не проникла в сознание каждого, государства и власти не задумывались о том, что это такое. Это немного похоже на историю Римской империи и христианства. Сейчас каждому государству нужно получить свою религию. Мир сейчас расколется на некоторое количество церквей, которые будут исповедовать примерно одну и ту же религию, но называть по-разному.

Я выступаю категорически против этих шагов по сегментации. Они ведут к плачевным последствиям для всего мира. И этот форум — не есть правильный форум. Я еще раз говорю: невозможно применить политические решения к закону Ома. Естественно, можно хранить и контролировать персональные данные на территории России. Но что это дает, кроме заборов вокруг отдельно взятой страны?

В России в течение 2015 года почти в девять раз увеличилось количество блокировок интернет-сайтов. В 2014 году сайты в зоне .ru блокировали 1019 раз, в 2015 году было зарегистрировано 9022 блокировки. Такие данные приводятся в докладе «Свобода интернета-2015». Доклад, подготовленный юристами Международной правозащитной группы «Агора», имеется в распоряжении телеканала "Дождь". По данным исследования, в общей сложности в течение 2015 года в России зарегистрировано более 15 тысяч случаев ограничения свободы интернета. (В 2014 году таких случаев отмечено менее трех тысяч).



Read more... )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

На днях стало известно, что Россия покинула список стран со свободным интернетом, согласно классификации Freedom House. Из категории «частично свободного» российский интернет перешел в категорию «несвободного». The Insider поговорил с директором одного из российских интернет-провайдеров, работающего на рынке уже более 10 лет, и узнал как ФСБ и прокуратура следят за интернетом, за что сделали выговор сотруднику, поставивших «жучков» Навальному и почему не так просто отключить Россию от глобального интернета.



С 2012 года в России действует Единый реестр запрещенных сайтов. Это не федеральный список экстремистских материалов, где куча листовок и видеофайлов, которые пристав пытался коряво описать. Реестр — это конкретный набор из ста тысяч адресов. ФСБ не отслеживает применение запретов, их больше интересует, чтобы вовремя проходил сбор новых запретов с сервера Роскомнадзора. По закону провайдеры должны обращаться ежедневно, но обычно все подключаются раз в три дня. У каждого провайдера есть куратор из ФСБ. Даже над нами, хотя мы типичный пример небольшой компании — 10 тысяч домохозяйств. ФСБшник сидит на районе и держит на руках пакет провайдеров для мониторинга: «вот этот забрал, ага». У него есть статистика по выгрузке и если ты припозднился, то тебе звонок — куратор начинает отчитывать, грозить. Знакомых ребят уже штрафовали за то, что их админы забили на загрузку черных списков.

Read more... )

Вы также можете подписаться на мои страницы в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy
и в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky

Сегодня утром на сайте Следственного комитета размещён пресс-релиз о новых успехах в борьбе с экстремизмом:

Следственными органами Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по городу Москве возбуждено уголовное дело в отношении 58-летней Натальи Шариной, подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 282 УК РФ (возбуждение национальной ненависти и вражды, а равно унижение человеческого достоинства).

По версии следствия, в 2011-2015 годах директор Библиотеки украинской литературы Шарина, являющаяся должностным лицом, в нарушение Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» распространяла среди посетителей книжные издания Дмитро Корчинского, признанные судом экстремистскими материалами и запрещенными к использованию.

В рамках расследования уголовного дела в указанном учреждении, расположенном по улице Трифоновской в городе Москвы, следователями Главного следственного управления совместно с оперативными службами проведен обыск, в ходе которого изъята печатная продукция, содержащая призывы к антироссийской и антирусской пропаганде.

В настоящее время следователи подготовили в суд ходатайство об избрании в отношении подозреваемой меры пресечения в виде заключения под стражу. Расследование продолжается
.

Персональная уголовная ответственность (до 5 лет лишения свободы) для директора библиотеки, в фондах которой сыскалась книга, задним числом кем-то признанная экстремистской — это серьёзная инновация в российской юридической практике. При советской власти, помнится, была в УК РСФСР пара статей, по которым людей могли посадить за хранение и распространение книг — 70-я и 190-я прим. 190-я звучала так:

Систематическое распространение в устной форме заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, а равно изготовление или распространение в письменной, печатной или иной форме произведений такого же содержания. Наказывается лишением свободы на срок до трёх лет, или исправительными работами на срок до одного года, или штрафом до ста рублей.

Привлекали по этим статьям, конечно же, не библиотекарей, потому что все библиотеки были госучреждениями под строгим цензурным надзором, и никакой «запрещёнки» содержать не могли. Если вдруг случалось так, что какой-нибудь Василий Аксёнов (много лет печатавшийся в СССР) вдруг эмигрировал на Запад, то специально обученные люди озадачивались изъятием всех его книг из советских библиотек, в первую очередь — школьных. Но чтоб при этом библиотекарей привлекали по уголовной статье — такого при советской власти не было. Сажали людей, которые лично занимались написанием, тиражированием и распространением запрещённых книг. Иногда их знакомых, у которых они эти книги прятали, склоняли к сотрудничеству, угрожая ответственностью. Но чтоб вот так прямо библиотекаря, должностное лицо — это новость, доложу я вам.

Единственная книга Дмитро Корчинского, присутствующая в Федеральном списке экстремистских материалов, называется «Вiйна у натовпi», написанная в 1997 году. Спустя 16 лет после первой публикации Мещанским райсудом Москвы запрещена её украинская версия, переиздание 1999 года. Русская версия общедоступна в Интернете, и в Федеральном списке экстремистских материалов не значится.
Заглянул сегодня с утра пораньше на страницу Wayback Machine.
Если кто не знает, это крупнейший в истории человечества архив, где с 1996 года собираются копии всех публично доступных интернет-страниц. На сегодняшний день там собрано больше 150 млрд единиц хранения.
И вот что мне там сегодня показали:
Страница web.archive.org у оператора Йота
Как выясняется, на территории РФ Интернет-архив заблокирован дважды.
24 октября 2014 года его IP-адрес был внесён Роскомнадзором в Реестр запрещённых материалов за видеоролик Исламского государства, а 16 июня 2015 года Archive.Org был заблокирован Генпрокуратурой на основании статьи 15.3 закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Надзорный орган посчитал, что в публикации содержатся «призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка».

Стоит при этом отметить, что далеко не все операторы связи в РФ проявляют столько же прыти при блокировке интернет-ресурсов, как Йота. Например, пользователям Ростелекома, МТС, БиЛайна и Акадо сервер web.archive.org доступен безо всяких прокси-серверов.

А что у вашего оператора?

Update: прочитав о том, что их конкуренты не блокируют Internet Archive, сисадмины Йоты приняли меры и вернули своим абонентам доступ к 150 миллиардам ранее заблокированных страниц.
Пока глава Союза нефтегазопромышленников России по фамилии Шмаль вещал нам о том, что даже если мировые цены упадут до $8 за баррель, то никакой трагедии для бюджета не произойдет, а лишь россиянам придется "подтянуть пояса", - по требованию Роскомнадзора в России начали блокировать Википедию - якобы из-за статьи "Чарас" про наркотики. И хотя представители ресурса доходчиво объяснили, что вся информация для статьи была взята с официального сайта ООН, на решение Роскомнадзора это нисколько не повлияло. Ведь на волне борьбы со всем иностранным в России уже начали уничтожать сыры и персики, давить гусей, запрещать алкоголь, моющие средства и даже трусы, произведенные за рубежом. Осажденная крепость, как известно, не нуждается в дарах, приносимых данайцами.



Read more... )

Обновление от 25 августа 2015 г. в 10:56. Роскомнадзор отменил свое же решение заблокировать "Википедию". Сначала думали попугать и показать зубы, а потом поняли, что переборщили и что издержки в виде недовольства общественности превысят эффект демонстрации силы. Но сколько в последнее время происходит таких вот загогулин, отображающих системный кризис власти и режима ручного управления страной. Всё пугают, что закроют то и это, посадят каждого второго, ужесточат и без того драконовские законы... и все без цели и смысла, а скорее по инерции, потому что больше они ни на что не способны.


Вы также можете подписаться на мои страницы в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy
и в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky


ВЦИОМ спросил россиян, как часто они пользуются интернетом и как к нему относятся. Результаты вышли неоднозначные.

Интернет

Постоянно используют интернет 48% опрошенных. Время от времени – 20%. И вообще не пользовались всемирной сетью за последние полгода 38% респондентов.

На вопрос о поддержке цензуры в интернете ответили 49%, причём среди пользователей интернета таких ответов было 43%, а среди не пользующихся – 57%.

Ещё один любопытный вопрос – о том, кому люди доверяют регулировать интернет. У пользователей первая тройка выглядела так: спецслужбы – 37%; правительство – 36%; частные компании и учёные – по 32%.
Голоса тех, кто не пользуется интернетом, распределились иначе: правительство – 46%; спецслужбы – 44%; президент – 37%.

Read more... )

Имя чемпиона мира по шахматам Гарри Каспарова из цензурных соображений вычеркнули из рукописи книги, посвященной 80-летию спортивного общества «Спартак», утверждает издание «Новости шахмат». Подарочное издание, героями которого стали более двухсот известных и выдающихся спартаковцев из разных видов спорта, вышло в этом году. Один из авторов книги, Евгений Гик, рассказал, что его попросили написать для этой книги о шахматистах, и он представил очерки о двух самых знаменитых спартаковцах – чемпионах мира Тигране Петросяне и Гарри Каспарове. Материалы с фотографиями были приняты и утверждены.



Однако когда недавно автор стал листать том, то обнаружил лишь одного чемпиона мира. «- А куда же делся Каспаров? – не скрыл я своего удивления. - В последний момент его удалили, - извиняющимся голосом ответил мне автор-составитель. – Но кто это сделал, неизвестно. Сам не ожидал. Постарался кто-то из высшего руководства, - рассказывает автор очерков, - Вот так хладнокровно исключили из «Спартака» одного из самых великих его представителей. Не обнаружил я Гарри и в списке спартаковцев-орденоносцев. Где его Орден Трудового Красного Знамени, где Орден Дружбы народов, другие многочисленные награды? Ведь по числу олимпийских побед и золотых медалей чемпиона мира с Каспаровым мало кто из спортсменов может сравниться, не только спартаковцев».

http://www.znak.com/urfo/news/2015-07-18/1043024.html

В советское время подобное пытались проделать и с советским шахматистом Виктором Корчным, эмигрировавшим из СССР в 1976 году.

Вы также можете подписаться на мои страницы в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy
и в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky

Заведующий сектором этики Института философии РАН, доктор философских наук, профессор Рубен Апресян написал 3 июня в фейсбуке о том, как ведется идеологическая обработка российских ученых, работающих в вузах: "Все интереснее и интереснее. В одном университете неподалеку собрали профессоров-преподавателей на совещание. Как бы между прочим, но, судя по всему, это было главным, перед собравшимися выступил руководитель Первого отдела университета. Основной мессидж выступавшего заключался в том, что впредь все тексты, предполагаемые к публикации в журналах, которые зарегистрированы в Scopus, WOS и т.п., должны иметь заключение Первого отдела на предмет отсутствия гос.тайны. Но не только гос.тайны. Первым отделам теперь вменено оберегать иностранные базы и от негативных высказываний в адрес руководства РФ. Выступление офицера резюмировалось в том духе, что, мол, цензура, конечно, отменена, но она есть и будет. Отвечая на недоумевающие реплики собравшихся офицер не исключил, что активность преподавателей университета в соц.сетях тоже может быть предметом внимания руководимого им отдела. А как же!"



Как сообщает Википедия: "Первый отдел — отдел в советских и российских организациях, осуществляющий контроль за секретным делопроизводством, обеспечением режима секретности, сохранностью секретных документов. С 2004 года для наименования таких отделов используется официальное название «режимно-секретный отдел» (РСО). Такой отдел был в каждой организации, имевшей какое-то отношение к секретной информации или располагавшей возможностью печатать тексты. Отдел контролировал доступ к секретной информации, поездки за границу и публикации. Также первый отдел контролировал использование пишущих машинок, копировальных аппаратов и других печатающих устройств. В первых отделах хранилась информация о сотрудниках предприятия, в специальных анкетах отмечалась информация о политических взглядах, поездках за границу, допуске к документам, имеющим гриф «для служебного пользования» или «секретно»".

Profile

ethicsrussia: (Default)
ethicsrussia

June 2017

S M T W T F S
     1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 11:03 pm
Powered by Dreamwidth Studios