Кто и как издевался над крепостными крестьянами




Крепостное право существовало на Руси де-факто с XI века, официально же подтверждено Соборным уложением от 1649 года и отменено только в 1861 году.

 Кто и как издевался над крепостными крестьянами

Read more... )

Один миллион в рублях и финских марках отобрали налетчики у представителей городского управления столицы Финляндии, приехавших в красный Петроград в 1918 году. Даже несмотря на громадную для того времени сумму — грузовик, к примеру, стоил 10 тыс. руб.,— в криминальной хронике революционных дней это происшествие ничем особенным не выделялось. Ведь ежедневно в стране происходили тысячи краж, грабежей и убийств.
Дело о грабежах именем революции
Первая кровь
Если вам кто-нибудь в очередной раз скажет, что русский бунт — бессмысленный и беспощадный, не верьте. Это обычное для любых эпох в нашей стране приукрашивание действительности. В реальности все было неизмеримо хуже. В феврале 1917 года, когда произошла революция, считающаяся бескровной, бывшие подданные Российской Империи, в одночасье превратившиеся в граждан свободной России, считали, что повсеместные убийства полицейских и жандармов — это лишь акт политической мести цепным псам рухнувшего царского режима. Но наблюдатели отмечали, что убивали отнюдь не только сотрудников прежнего репрессивного аппарата. Генерал Ф. Я. Ростковский в своем дневнике зафиксировал то, что произошло с руководителями одного из крупнейших в стране промышленных предприятий — Путиловского завода в Петрограде: "1 марта главным событием, взволновавшим Путиловскую администрацию, живущую на заводе, был появившийся на заводе слух о зверском убийстве директора завода генерала Дубницкого и его помощника генерала Барделиуса. Слух этот подтвердился, и обстоятельства убийства были таковы. 1 марта директор завода и его помощник находились утром в их рабочем кабинете главной конторы завода. Кроме сторожей и курьеров, других служащих в конторе не было. Внезапно приехали к конторе несколько полуободранных всадников в солдатских шинелях с винтовками на плечах и шашками, спрыгнули с лошадей, толпой вошли в кабинет директора и объявили обоих генералов арестованными, сказав, что имеют поручение отправить их в Государственную Думу. Был затребован заводской автомобиль, и шофер и оба генерала без малейшего сопротивления изъявили согласие отправиться в Госуд. Думу под конвоем. Автомобиль благополучно прошел около трех верст до угла Петергофского проспекта и Обводного канала, но тут был остановлен толпой, которая, осведомившись у конвоирующих солдат, что везут арестованных генералов, потребовала, чтобы они шли пешком. В толпе были возгласы: нас арестовывали и пешком гнали, пусть же они идут пешком. Оба генерала подчинились требованию толпы, а автомобиль и конвой следовали за ними. Дойдя до Балтийского вокзала, арестованные столкнулись с эшелоном восставших войск, которые только что прибыли с поездом. Солдаты вели себя крайне развязно и шумно, а увидев генералов, пристали к команде с вопросами, кого и куда ведут. Узнав, что это Путиловские генералы и это их ведут в суд Госуд. Думы, солдаты с криком порешили, что будут судить сами, так как в Государственной Думе и без генералов дела много. Конвоирующие всадники первоначально сделали некоторую попытку предупредить самосуд, но озверевшие солдаты ни о чем слышать не хотели и тут же набросились на генералов, подбадриваемые криком и визгом вольных из толпы. Первым был ранен генерал Барделиус — ему шашкой отрубили руку у плеча. Он упал. Вторым ударом шашки ему снесли голову. Послышалось несколько оружейных выстрелов, и мертвым упал генерал Дубницкий. Толпа вольных и солдат неистовствовала. Набросились на трупы и повлекли в Обводный канал. Конвой разбежался. Трупы несколько дней валялись в канале, и нашлись грабители, снявшие часы и сапоги генерала Дубницкого и продавшие их в трактире против завода. Эти подробности об убийстве рассказаны шофером Григорием, привезшим обратно автомобиль на завод".

Как свидетельствовал тот же Ростковский, зверские убийства начальников и командиров происходили и в других местах: "По заявлению бывших в Кронштадте, там творились ужасы. Офицеров много было убито. Адмирал Вирен был арестован матросами, раздет донага и в таком виде проводим по городу на сильном морозе. Говорят, что во время такого шествия поливали адмирала водою и покалывали штыками или вообще чем-то острым. Затем выкололи ему глаза и наконец бросили в прорубь".
Read more... )

Этот израильтянин так рьяно работал на «Моссад» в Европе, что однажды ему решили устроить проверку. Бездоказательно обвинили, что он – агент КГБ. А он вдруг признался, что так оно и есть. Масштаб ущерба был огромен: Зэев Авни сдал советской разведке всех агентов «Моссада» в Европе.

Советский, а затем израильский гражданин Вульф Гольдштейн родился в 1921 году в Риге. Его отец был известным членом студенческого социалистического движения Латвии, но в 1922 году был депортирован из страны за участие в беспорядках. Семья Гольдштейнов перебралась в Берлин, но здесь вскоре начались еврейские погромы под руководством набирающего влияние Гитлера. Так Гольдштейны оказались в Швейцарии, где 15-летний Вульф поначалу чувствовал себя крайне одиноко, пытаясь найти утешение в книгах, которые семья привезла с собой. Немногочисленные эти книги оказались полным собранием сочинений Ленина. Юноша пропал – поверил в идеи Маркса, в счастье, которое возможно лишь при коммунизме, в необходимость борьбы с империализмом. На фоне новых интересов появился у Вульфа и друг-наставник. Им стал Карл Виберал – как впоследствии станет известно, работающий под прикрытием шпион советской разведки. Виберал помог юноше изучить русский язык, на котором писал его кумир Владимир Ильич Ленин, поднатаскал молодого борца за коммунизм в общих вопросах марксизма-ленинизма, а также, видимо, передал ему немало шпионских хитростей. Как позже признавался сам Вульф, именно Виберал перед окончательным отъездом в Москву посоветовал ему приглядеться к Востоку.

Read more... )


Весьма занимательные факты о якудза.

Весьма занимательные факты о якудза.


Якудза — гораздо больше, чем просто легендарная преступная группировка. Но непосвященные люди знают о японской мафии немного, и порой просто пересказывают различные мифы и легенды. В нашем обзоре малоизвестные и познавательные факты о якудза.


Read more... )
Парад вермахта и РККА в Бресте: как это было
Еще весной 1939 года главное командование вермахта выпустило директиву «О единой подготовке вооруженных сил к войне», содержащую основные положения подготовки к предстоящий войне с Польшей. Главная задача сухопутных войск, наложенная в директиве, состояла в полном уничтожении вооруженных сил Польши до возможного вступления в войну третьей стороны. Для этого предписывалось готовиться к ведению "молниеносной войны" - нанесению внезапного массированного удара, который приведет к полному превосходству вермахта до завершения противником мобилизационных мероприятий. Директивой предусматривалась возможность начала операции с двадцатых чисел августа 1939 г.

В географическом отношении у Германии имелись все предпосылки дли достижения быстрой победы над Польшей, которая находилась как бы в полуокружении, т.к. Восточная Пруссия нависала над ее территорией с северо-востока, а проведенная аннексия Чехословакии позволяла им использовать Словакию для массированного вторжения с юга. Такая конфигурация линии фронта давала возможность вермахту нанести мощный удар большими силами по сходящимся направлениям.
Read more... )

Потомственный американский адвокат Элиза Левин рассказала, как хуцпа её бабушки спасла 6000 евреев от нацистов. Дело в том, что именно ее бабушка добилась выдачи знаменитых «виз на Кюрасао», которые позволили тысячам евреев покинуть объятую войной Европу.

История Тиунэ Сугихары – вице-консула Японии в Каунасе, который летом 1940 года лично выписал несколько тысяч виз, позволивших семьям еврейских беженцев из Польши и евреям-гражданам Литвы покинуть Европу и пережить Катастрофу на берегах Тихого океана, известна очень широко. В 1985 году бывший японский дипломат был признан Праведником народов мира. Рассказы, как он в течение нескольких месяцев днем и ночью выписывал визы еврейским беженцам, выдавая последние документы уже из окна отъезжающего поезда после официального закрытия консульства, действительно очень трогательны.

В такой ситуации кажется бестактным расспрашивать о конкретных деталях. Однако именно в этом случае они оказываются очень важны. При всей самоотверженности японского консула и его искреннем желании помочь людям, он вряд ли смог бы это сделать, если бы бумаги, которые он выдавал, не имели бы официального веса. Между тем сделать это было далеко не так просто. Сугихара выдавал беженцам лишь транзитные визы в Японию (разумеется, о получении официального разрешения на въезд и проживание в Японии для каких-то евреев из Европы не могло быть и речи). В качестве конечного пункта пребывания у получивших транзитные визы значились остров Кюрасао и Суринам – голландские владения в Вест-Индии. Поскольку в Европе уже шла Вторая мировая война, то путешествие на берега Карибского моря вокруг земного шара через Тихий океан не казалось подозрительным для японских властей (а также для властей Советского Союза, поскольку добраться до Японии беженцы могли только через территорию СССР по Транссибирской железнодорожной магистрали и далее морем). Кюрасао и Суринам значились как конечный пункт пребывания, поскольку для въезда на эти территории не требовалось отдельных виз.

Впрочем, едва ли японские чиновники твердо разбирались в особенностях колониального законодательства Голландии. Они руководствовались официальным разъяснением голландского консула в Литве Яна Цвартендийка, который сообщал о том, что для того чтобы попасть на Кюрасао или в Суринам, виза не нужна. Это, однако, было спасительной полуправдой, поскольку, несмотря на отсутствие визы, прибывающим в эти колонии необходимо было получить разрешение голландского губернатора. Однако Цвартендийк сознательно не упомянул об этом обстоятельстве, что позволило Сугихаре приступить к выписке транзитных виз. Разъяснение Цвартендийка фактически оказалось главным критическим пунктом всей невероятной истории. И вопрос о том, что побудило голландского дипломата пойти на служебный подлог, спасший тысячи жизней, действительно имеет право на существование. Ведь если бы не эти несколько строк официального документа, которые голландский консул был вовсе не обязан выпускать, судьба тысяч спасенных, уехавших из Литвы перед самым началом нападения Гитлера на СССР, могла бы сложиться трагически.

Согласно материалу, напечатанному в нью-йоркском издании Forward, спасение тысяч семей стало возможным благодаря настойчивости одной еврейской женщины, спасавшей свою семью. Автор материала – Элиза Левин, практикующий адвокат, работающая вместе со своим знаменитым отцом, адвокатом Натаном Левиным, в фирме Lewin&Lewin. Согласно ее рассказу, Цвартендийк выпустил свое разъяснение лишь благодаря настойчивости ее прабабушки Пеппи Штернхайм Левин. Именно ей была выписана первая транзитная виза в Японию с конечным пунктом на Кюрасао. И именно ее поиски и долгая переписка с голландскими дипломатами создали прецедент, который оказался для тысяч людей воротами к спасению.

Сама история случилась из-за особого семейного положения Пеппи Штернхайм Левин и дополнительного стечения многих обстоятельств. Пеппи Штернхайм родилась в Голландии в еврейской семье, однако вышла замуж за польского еврея Исаака Левина и переехала в Польшу, где сменила свое гражданство. Пеппи и Исаак поселились в Лодзи. Так получилось, что в сентябре 1939 года в гостях у молодой семьи находились родители Пеппи, а также брат ее матери. Когда нацисты вторглись в Польшу, отец Пеппи решил немедленно отправиться в Амстердам, где его ждали дела его фирмы. Как оказалось, это решение было роковым: когда в Голландию пришли немцы, он был отправлен в концлагерь и закончил свои дни в Освенциме. Однако он не смог взять в Амстердам семью – как оказалось, к счастью.

Мать Пеппи Рахель Штернхайм, ее брат Лео и сама Пеппи вместе со своим трехлетним сыном Натаном (будущим американским адвокатом) решили пробираться на северо-восток в сторону Литвы. Им удалось добраться до Вильно, который до 1939 года находился в составе Польши. Вскоре в город вошли советские войска, которые также вторглись в Польшу в 1939 году. Однако Вильно был передан тогда еще независимой Литве, получил официальное имя Вильнюс и объявлен столицей государства. Так семья Штернхайм оказалась на территории крохотного, но формально независимого государства, зажатого между Советским Союзом и Третьим рейхом. На его территорию, как на временный островок безопасности, хлынуло много беженцев из Польши – как поляков, так и евреев. Многие, впрочем, понимали, что положение маленькой страны в воюющей Европе слишком ненадежно, поэтому всеми силами старались вырваться с этого «острова» на какую-то более безопасную территорию.

Понимали это и Штернхаймы. По-видимому, Лео и Рахель как полноценные голландские граждане тогда еще могли кружными путями вернуться в Голландию (и повторить мрачную судьбу отца Пеппи). Но у Пеппи Штернхайм Левин голландского гражданства не было (равно как и у ее сына). Поэтому в ее случае задача усложнялась. И Пеппи начала искать другие пути. Все они, впрочем, были так или иначе связаны с голландским диппредставительством – ведь наличие родственников – голландских граждан было единственной серьезной зацепкой для получения какого-то разрешения на визу.

Первоначально Пеппи попыталась получить разрешение на выезд в голландскую Ост-Индию – владения Голландии на Малайском архипелаге, нынешнюю Индонезию. С этой просьбой она обратилась к Цвартендийку в Каунас (до 1939 года столица Литвы располагалась в Каунасе, соответственно, все диппредставительства находились там). Однако в этом случае Цвартендийк не проявил особенного участия к делу и ответил, что въезд в Ост-Индию осуществляется на основании визы, выдавать которую он не уполномочен.

Тогда она попыталась дойти до голландского посла. Посольства Голландии в Литве не было, каунасское вице-консульство подчинялось посольству в Риге. Однако посол Де Декер также ответил, что ничем не может обрадовать просительницу, ибо голландское законодательство требует получения виз для въезда в колонию. Положение казалось практически безвыходным.

У кого-то в результате этих разговоров и переписки могли опуститься руки. Однако Пеппи решила не бросать своих попыток. В квесте, от которого зависело спасение ее жизни, она сделала следующий ход, и на этот раз прямо спросила посольство, есть ли какие-то голландские колонии, куда можно въехать без визы. Де Декер вполне официально ответил ей, что для посещения Вест-Индских колоний – Кюрасао и Суринама – визы не предусмотрены, а въезд туда осуществляется по разрешению губернатора. После получения этого ответа у Пеппи и зародился план спасения. Как рассказывает Элиза Левин в своем материале, ее бабушка прямо попросила посла указать, что для въезда на Кюрасао визы не требуется, и не упоминать о разрешении губернатора. Тем более, как она честно призналась, она не собиралась ехать на этот тропический остров.

На этот раз посол попросил ее прислать по почте паспорт. Сложно сказать, что склонило посла к этому решению. Свой ответ он дал в июле 1940 года. В конце концов, в это время Голландия была уже оккупирована немцами – статус консульства был подвешен. А в саму Литву уже вошли советские войска, и она вот-вот должна была стать частью СССР. Возможно, Де Декер понял, что в мире, где ты сам не можешь быть уверен, что вернешься в собственный дом в собственной стране, не стоит отказывать беженцам. А может, просто понимал, что ответственности за любой документ он уже не понесет, так что почему бы не помочь бывшей соотечественнице.

Так или иначе, через некоторое время Пеппи получила паспорт, где на французском языке (признанном языке дипломатии тех лет) писалось все, что нужно, о безвизовом режиме въезда в Кюрасао. С этим документом Пеппи пришла к Цвартендийку. Он принял его к сведению как официальную позицию. Дальше можно было обращаться в консульство Японии, где Сугихара выписал ей первую транзитную визу в направлении Суринама. Вскоре такие же визы получили все члены семьи Штернхаймов. А вот дальше стало возможным чудо. Слух о том, что из Литвы можно вырваться по транзитной японской визе в Кюрасао вскоре распространился среди еврейских и польских беженцев. В конце концов, догадаться о такой возможности могли не все – возможностью ее сделал практический опыт Пеппи Штернхайм Левин. После этого человеколюбие Сугихары и молчаливое согласие голландского посла и консула, работавших в серой дипломатической зоне (они стали дипломатическим представительством одной оккупированной страны в другой оккупированной стране) сделали возможным выдачу тысяч действующих виз, по которым смогли выехать и спастись от шести до десяти тысяч евреев.

Пеппи Штернхайм Левин вряд ли думала о спасении еврейского народа. Она спасала своего сына, мать и дядю. Но в конце концов, иногда отчаянность и желание испробовать все шансы открывает путь к спасению многим другим, кто просто не думал, что такое возможно. Именно так в мире иногда появляются свои неизвестные герои, которые даже не думали ни о каком подвиге, а просто заботились о своей семье.


Станислав Кувалдин

Сто лет назад Российская империя уже прошла через эксперимент с использованием дешевой рабочей силы мигрантов. Опыт был трагическим: десятки тысяч китайских гастарбайтеров огнем и мечом прошлись по России, истребляя мирное население.

Как мигранты отомстили России
Никому доподлинно неизвестно, когда в России появились первые китайские мигранты. Возможно, это произошло в 1862 году, когда на основе Пекинского договора были подписаны правила русско-китайской торговли, возможно, в 1899 году – в год, когда в Китае вспыхнуло Ихэтуаньское восстание, и поток китайских беженцев хлынул во все страны мира. Кто-то бежал в США, иные - в европейские колонии в Африке, а третьи подались в Россию. Здесь их стали называть «Ходя-ходя» - судя по всему, так тогда назывались коробейники, торговцы всякой мелочью.

Потом была еще одна волна миграции – после проигранной Русско-японской войны. Русские войска оставили часть Маньчжурии японцам, а вместе с солдатами на север потянулись и китайцы. Но главная волна миграции китайцев в Россию была связана с Первой мировой войной: когда всех русских мужиков призвали на фронт, работать стало некому, вот правительство и стало нанимать китайцев – благо, их труд стоил сущие копейки.

В 1915 году из русской Маньчжурии начали ввозить китайских рабочих для строительства железной дороги Петроград - Мурманск, мурманского порта и других объектов государственной важности. Много китайских рабочих направлялось на различные горные промыслы Урала, на угольные шахты Донецкого бассейна, на лесоразработки в Белоруссии и холодной Карелии. Наиболее грамотные китайцы отбирались для работы на различных предприятиях и заводах Москвы, Петрограда, Одессы, Луганска, Екатеринбурга. В 1916 году были даже созданы группы китайцев для рытья окопов для русской армии на германском фронте. Число «Ходя-ходя» растет в геометрической прогрессии: если к концу 1915 года в России насчитывалось 40 тысяч китайцев, то в 1916 – уже 75 тысяч человек, а весной 1917 года – уже 200 тысяч.

И вот, когда в 1917 году Российская империя рухнула, эти тысячи китайцев оказались в чужой стране без денег, без работы и без каких-либо перспектив вернуться домой. И в мгновение ока безобидные «Ходя-ходя» превратились в опасные банды, которые бесцельно бродили по русским городам, промышляя грабежами и насилием.



Первыми, кто заметил бесхозных китайцев, были большевики, позвавшие "братьев по классу" на службу в ЧОН - части особого назначения, карательные отряды Красной армии, которым поручалась самая "грязная работа". Чем хороши были китайцы? Основная масса китайцев не знала русского языка и не представляла страны, в которую они попали, ее религии, нравов и образа жизни. Поэтому они держались своих соплеменников, образовывая сплоченные закрытые группы с твердой дисциплиной. В отличие от русских, татар или украинцев, китайцы  не уходили при случае домой, их дом был слишком далеко. Они не становились перебежчиками, потому что белые, осведомленные обо всех ужасах, которые творили "чоновцы", расстреливали китайцев без суда и следствия.
Read more... )


Фотография, на которой предположительно изображён красноармеец Семён Гитлер

9 сентября 1941 года командующий Приморской армией Генерал-лейтенант Георгий Павлович Софронов подписал наградной лист о награждении медалью «За Отвагу» красноармейца по фамилии Гитлер.
В наградном листе была изложена и причина награждения: «Будучи наводчиком станкового пулемета, поддерживал огнем наступление своего взвода. Оказавшись в окружении и получив ранение, товарищ Гитлер вел огонь, пока не израсходовал боеприпасы, после чего, не бросив оружия, выбрался к своим, в общей сложности уничтожив более сотни военнослужащих Вермахта».
Семён Константинович Гитлер родился в 1922 году в местечке Оринин Каменец-Подольской (ныне Хмельницкой) области. Еврейская семья Гитлеров жила там с незапамятных времён, и лишь после освобождения края от немцев чудом оставшимся в живых её представителям срочно сменили фамилию с Гитлер на Гитлев. Ныне все орининские Гитлевы обитают в Израиле, но в их семействе бытуют легенда, что во время оккупации местный гауляйтер не решился расстреливать евреев, носящих фамилию фюрера.

Read more... )


Афганские девушки, прекрасно сочетающие в себе восточные черты и западную моду.

Афганские девушки, прекрасно сочетающие в себе восточные черты и западную моду.


На сегодняшний день Афганистан у современного обывателя ассоциируется с войной, наркотиками, разрушениями. А ведь было время, когда эта страна полным ходом развивалась, гармонично сочетая в себе восточный колорит и европейские веяния. В этом обзоре представлены снимки спокойной эпохи 1960-х годов, когда в стране царила гармония и вера в светлое будущее.



Read more... )

1. В царской России не было запрета на свободное ношение оружия. Вплоть до переворота 1917 года в оружейных магазинах можно было свободно купить оружие.

2. В Российской империи килограмм не был мерой массы, эту функцию выполнял пуд, номинальный вес которого равен 16,38 кг.

3. Революционный переворот внес ещё одну коррективу в традиции Российской Империи — до него Россия была самой малопьющей страной европейского континента. Россия считалась наиболее трезвой державой Европы, уступая в этих показателях только Норвегии, до начала XX века.

Read more... )

Ровно в 10 часов утра, при первых звуках двухминутной сирены, Израиль остановился, люди склонили головы, скорбя о шести миллионах евреев, уничтоженных нацистами. После этого по всей стране прошли траурные мероприятия, посвященные Дню Катастрофы и героизма европейского еврейства ("Йом ха-Шоа").
Read more... )

Profile

ethicsrussia: (Default)
ethicsrussia

June 2017

S M T W T F S
     1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 06:27 pm
Powered by Dreamwidth Studios